• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:25 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Возможно, меня уже немного клинит, но это явно только к лучшему. потому что я задалась конкретной целью усовершенствовать и подтянуть своё тело.
"О, после учебы будет дико хотеться есть, ты не сможешь!" Милые мои.я уже недели 2-3 не ем после 4-6 вечера и все в порядке, даже привыкла.
Занимаюсь на движке и у станка с особым усердием. Кушаю почти по часам и только полезные продукты, дающую энергию, а не жировые отложения.
Я в первый раз чувствую в себе силы сделать это, да. 11 дней не курю кстати. Это трудно, будет ещё труднее, но я готова доказать самой себе, что могу.

21:55 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
кому-то будет непонятно. оставляю запись на размышление тем. кто возможно найдет смысл. не стих, что-то вроде скороговорки, но не с той целью)

Моя милая лепила лимонад из пластилина.
Не винила за ванили и луга.
Моя милая просила самокрутку самой сильной
И ссутулившись уехала в бега.
Моя милая коптила какофонию кутилы
Накрутила на фальцет и пропекла.
Моя милая шутила шумом треснувшего шила,
Насмешила кашу живо и прошла.


22:10 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Нежный Ленинград ругает мой свёрнутый позвоночник. Мокрый, плаксивый Ленинград пытается помочь мне, поселить меня в себя.
И я поддаюсь.
Теперь живу на улице Чехова, которая волшебным образом разговаривает со мной по ночам.

23:42 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я хочу повесить эти цветы себе на стену и смотреть на них,
потому что когда я на них смотрю мне в голову приходят много образов,
словно тоска цвета фуксии разливается по моему телу, преследуемая лёгким ознобом,
замораживает, оцепляет и топится в каждой жилке.
Мне становится холодно. Невероятно холодно, как в двадцатиградусный мороз на Неве.
И ладони, ледышки, тянуться к картинке, словно она оживет и подарит мне свой запах,
Терпкий, он разорвет мои ноздри, вбиваясь в самые дальние уголки потаенных желаний.
Голова, одурманенная, в тщётных попытках вернуть ясность
Заблудиться в их лепестках, что не требуют наименований и обозначений,
Повиснет на крепкой шее, чтобы ещё раз на бесконечные сутки притупить нежность.
Я повешу эти цветы себе на стену и буду смотреть на них.

01:46 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Остров мертвых
(С.Рахманинов)

Моя душа заполняется призраками. Я бы могла умереть, чтобы быть с вами. Но я же не сумасшедшая - идти в руки смерти ради тех, кто давно умер.
На моих плечах, бедрах есть ещё руки, намертво схватившие. Скорее вы оживете, чем они меня отпустят. Я знаю. Уже знаю. Наверняка.


01:39 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я могла бы фотографировать детей. Я могла бы иметь своих детей. Я дарила бы им желтые розы. А если бы они шумели, я поместила бы их в тихое местечко. Например, в духовку.


Вы все отдаляетесь от меня. И я не хочу делать ничего, чтобы удержать ваши руки.
Мне уже ничьи руки не нужны, кроме его рук и рук маминых.
И не потому что я променяла всех вас на него. Нет. я не такой человек.
Я даже не могу сказать в ком проблема, в каждом из вас или во мне?..
Просто я перестала понимать, не хочу понимать, не позволю так с собой обращаться.
Сначала было обидно. Я молчала. Держала ниточки, тянула за ваши лифчики.
Потом стало грустно. НепоЭмание. В топку все письма и воспоминания.
А потом.. полное безразличие. говорят, это самое страшное.
Последняя неделя очень счастливая. Самая счастливая за год, да, точно.
Благодаря маме, как ни странно и благодаря человеку, рядом с которым мне всегда тепло.
Всегда. Никогда не было такого, чтобы я чувствовала себя чужой или отчуждённой.
И я готова меняться. покупать голубые тюльпаны и класть их себе на глаза,
Чтобы перестать думать, о том, о чем я думаю порой. чтобы перестать делать.
Это совершенно добровольно, не как тогда, когда я была запуганна тем "не тем".
Сейчас все иначе. Я хочу, хочу, чтобы ко мне возникло доверие. То самое, бесценное.
У меня будет длинный путь.

11:28 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Ретивой.
Девочка моя маленькая, твоя красота вживую оживляет мою мертвую душу. И не чёрствая я вовсе, просто научилась быть жесткой, там где иначе никак не справится мне было. Не злая. Не хладнокровная. Спроси у него, маленькая, он то знает, что я не такая, что просто замучена твоими руками душащими, по горло, схватишь цепко, как за жизнь хваталась раньше, вместе с когтями, больно, царапины глубокие у меня всегда от тебя оставались. Мир был у твоих ног, ты смяла его, как ненужный фантик и выбросила мне в рот. А я проглотила.
У меня многое от тебя, страшно это, милая, и радостно от этого, милая. Куда меня заведут твои ноги? Тебя всегда он доставал со столов, танцующую в эйфоричном опьянении, искал в углах, куда ты забиралась, незнамо откуда взяв адреса их, пощёчины хлестал, разъярённый, твоя красота рушила многих, ты же кусалась. Дурочка. Вырывалась, бежала, танцевала, танцевала, смеялась, танцевала. Я помню, как ты танцевала, с лёгким оскалом, мне всегда было неуютно от этой энергии, которая от тебя шла, когда ты танцевала. настолько разрушающая она была, настолько убийственная. Терпения много надо было на тебя родная, никто не справился. Кроме меня одной пожалуй, но у меня и выхода другого не было. Я научилась справляться. Так же цепляться за горло руками костлявыми. Глупенькая, я ведь тоже боюсь не справится. Потому что уже сейчас, не выходит.
Не обоятельная, но магнитичная, притягивающая людей и тут же отталкивающая, смотря как повернешься к кому, как сама того захочешь. Кому-то минус, кому - плюс. И плевать ты хотела на тех, кому минус. А плюсовых своих всех обожала, потому что только они тебя берегли, иначе бы сгорела ещё раньше. А они таяли в тебе, как плитки шоколада, обволакивались и вытаскивали. Но не те все оказались. Нет. Не те. Высосали. Теперь мне важно не ошибиться с "теми", родная. Не упустить.

22:30 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Вы же просто не знаете ничего.
Черт возьми

02:54 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Первая ночь за все это время, когда мне действительно тяжко вспоминать тебя. осознавать, что больше никогда. Потеряно. Потеряна для меня. Я для тебя.
Первая ночь. Тяжкая,
В.
Но где ты

02:36 

В марте.

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Маме.


Никотиновая кислота. Чай. Аналгин. Влажные салфетки.
Всё, что мама просила, стряхивая пепел на больничную плитку.
Кефир, щипчики забрать у бабки, сигареты,
"Одну мороженку". Робко натягивала улыбку.
- А у тебя ведь завтра день рождения, милая.
Двадцать? Слышали?! моей доченьке двадцать стукнет!.
- Ма, ты потише... ты это... Мне восемнадцать Вообще-то.
Шептала я, сжимая в руках пальто или куртку.
И она дремала, глядела открытыми глазами и дремала тут же.
Как будто нечего, некуда, не в кого.
- Ма, ты очень худая. ты кушай лучше.
- Да тут, доч, знаешь... ай! лучше тебе не слушать...
И я молчала. Но слушала.
Она говорила, не в силах высказаться обо всём на свете.
Что происходит у них в палате, как мерзко вшивые,
Как гнусно и пошло намазанные, толстые, взрослые, лживые.
Как ей паршиво.
- Ты знаешь, милая, ты знаешь милая...
Смеялась, рыдала и даже шутила та.
Я слушала. Кивала. Спрашивала. Внутри отчётливо больно.
Но я не выкашивала даже тогда, когда та жаловалась на мерзкую кашу.
Такая красивая, чересчур худая. Она сидела передо мной, покачивая ногами.
От ней пахло так, как ни от кого, кроме меня самой, пожалуй,
И мне было жалко. Её и себя жалко.
- Ма, я всего на пару дней приехала. Ты... это... держись тут, пожалуйста, а.
Поцеловала. Сжала сердцем и так погнутый от напряжения винтиль.
Дала книжечку с одним из любимых стихов. Прочла.
Сказала ей тоже прочесть обязательно.
Что я приеду скоро, что вот ей слово моё в доказательство.
И ушла.

Марго Короленко

19:45 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
14 дней осталось, и я улетаю в Ленинград. Так забавно, наверно, что я именно так называю этот город. Но для меня это что-то особенное.

почему-то стала более серьёзнее задумываться над тем, что меня тянет писать и не подать ли мне в следующем году документы во ВГИК на сценарный, как мне советовали некоторые люди. На размышления у меня будет год, думаю, этого хватит. Многое изменится, и сейчас мне хочется верить, что в лучшую сторону. Мне хочется верить, что расстояние ничего не решит за нас.
Ну а пока я буду продолжать заниматься самореализацией и в этот раз начну с того. чтобы постараться контролировать свой мозг и отказываться от прелестей, его одурманивающих. Надо уметь сказать "хватит", пока не будет слишком поздно. надеюсь, мои слова теперешние не окажутся пустыми.


03:27 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
крученая.
выкрученная.
нескладная.
золотые ниточки тянуться в перегородку. память обращается в прах. выжженный.
кутаются огуречные сосуды, западая прямо в душу. но и о них уже не вспомнить.
сознание съедает ужас и полное органическое бессилие кожи.
несъедобное ледяное отчаянье сжирает окончательно прогнившие запястья.
обманчивое счастье. ощущение простоты. полное безразличие ко всему.
животные желания.
вероподобные изречения. полнейший провал.
мельтишизм.
и вот уже асфальт. мёртвый. пластмассовый.
горькими руками он подхватит, осмелившийся, чтобы спасти.
но надолго ли хватит.
золотые ниточки искусали зубы. керамическими впадинами в мягкие дёсна.
простыдность.


22:36 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Дорогие мои, простите меня, я живу без ноута и почти без интернета сейчас. Всегда онлайн в вк почти, но только потому что сижу с телефона... а так я и не захожу в общем-то, даже ноут к отцу отвезла. Я обязательно отпишусь, как только смогу. Я поступила, куда и каким образом отпишусь позже. Сейчас мне хочется провести единственный по-настоящему летний, мой месяц, мой август, так как хочу я.
Кусайте солнце, пейте небо.
Ваша.

20:21 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Вот уже я до края дошла
Бескрайнего.
Вот уж в руки, да родинки
Капают.
Не вините меня,
Отчаянную,
Я смеялась и вы плакали.
Вот и очередь моя пришла
Бесконечная.
Не крутите зрачки перед зеркалом.
Мне все кажется, что неотвеченно,
Что проглочена этим вермутом.
Вот глаза не сомкнуть и не вымокнуть,
На плечах негодует бессилие,
Как бы здорово было бы вытолкнуть
Это грубое недонасилие.




Марго Короленко

18:42 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Ли-Ли

Лиля другую Лильку молит:
" Ну что нам станется,
Если останемся здесь на год? "
Лилька адекватно качает головой,
Лилю кидает в пот.
" Мне отец не позволит, Ли! " -
Умывается ржавой водой, -
" У меня на кармане нули,
Не смотри на меня вот так,
Пошли! "
Лиля закусывает нижнюю губу
В рот.
Она уверена - Лилька врёт.
Девочки идут по мосту,
Естественно, с разных сторон.
"Лиль! я сейчас упаду! " -
Одна другой кричит.
Лиля улыбается, но молчит.
Лёгкая Лилька, переборов страх, удерживает равновесие.
Она еще не поняла, что могла умереть
И, ничего не сказав,
Продолжает идти весело,
Напевая какую-то странную песенку:
" Мы с Ли-ли играли в прятки,
Мы играли дома,
Гвоздь проткнул Лилёчку пятку,
Лиля впала в кому..."
Все это кажется ей забавным
До тех пор, как машина обрызнет ей ноги,
Лилька поймёт, что она посреди дороги
На мосту.
Лиля, усталая, но привыкшая спасать Лилька,
Всегда на посту.
Машет рукой слегка -
Остановить движение.
Испуганную в охапку,
Визг торможения.
И вот уже обе дрожат на обочине.
Лиля курит нервно и цокает зажигалкой,
Лильку еще трясёт, ко всему прочему,
Девочек становится жалко.
"Ли, я решила, останусь", -
Тихо Лилька Лиле щебечет.
Лиля тушит о сырой асфальт сигарету.
Вечер.
" Нет, Лилёк, ты права, поезжай,
Я тут это...
И без тебя справлюсь как-нибудь,
Не убейся главное где-то. "
И плачет, отводя большие в июль-осень.
Лилька испуганно: " Ты ,конечно, меня не бросила?! "
Нет ответа.
Лиля решительно достаёт конфету
И вкладывает в ладонь Лильке:
" Смотри, Му-Му!
Это как Ли-Ли,
Но только Му-Му! " -
Смеётся, -
" Давай ешь, ну!
Разницы нет! "
Лилька обиженно отворачивается, стараясь сдержать слезы, трётся:
" Не нужно мне твоих конфет! "
Лиля по-прежнему звонко смеётся,
Так, что прозрачные горошины
Измочили весь воротник уже,
Стало темно, как когда отключают электричество на шестом этаже.
Тупик.



Марго Короленко

19:52 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
У меня все хорошо. Новые цели и силы. Я спраляюсь.
Хочу домой скорее.

04:43 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я схожу с ума

20:48 

письменная работа для поступления в ГАТИ.Задание 2-го тура

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Люди, которых я люблю.
Человек, которого я люблю.
Аннушка


Я из города, где все знают про всё, где всех трясёт, если кто-то найдёт в себе что-то большее. Я смотрю на Ленинград и понимаю, почему Вы верите в смысл того, что называют любовью.
Хотела бы я рассказать Вам всю свою жизнь. чтобы Вы поняли, какие воспоминания наполняют мою душу, какая боль кусает, сколько нежности копится и радость отчего случается. Но и моего и Вашего терпения врят ли хватит на это, да и задание более конкретное. Поэтому, мне бы хотелось рассказать самую малую часть, про человека, без которого я не появилась бы на свет. про свою маму.
Вам приходилось любить человека ни за что? Ни за его доблестные качества, твердый характер и хорошего отношения, ни за то, что он Вас здорово воспитал, привил Вам традиционные манеры и нужные качества. Не за все это, а просто так? Потому что всего вышесказанного не было. Я люблю Анну, потому что она есть. И хочу. чтобы она была.
Она невероятная, хрупкая, тоненькая. Мне порой кажется. что все вены просвечиваются сквозь её кожу. В детстве, она действительно делала все для меня, я знаю, что её мечта была - я. Чтобы ни дай Бог меня никто не сломал, чтобы я училась, чтобы мир этот полюбила, чтобы людей видела, настоящих людей, понимаете? А потом... потом сломали её. Трудно, трудно мне объяснить, в чем дело, но вторая вице-мисс России, человек, преподающий аэробику и которому в пору было бы идти в театральный (сейчас без доли сарказма), этот человек утонул. Нет, не в прямом смысле. конечно. Но знаете, порой самых сильных и талантливых людей жизнь сжирает безжалостно и бесповоротно.
Я многого нагляделась. По началу мама купала меня, потом я купала маму. Господи, я бы со стыда сгорела бы все это Вам рассказывать, но врать было бы просто глупо и нечестно. Я плакала, ненавидела, у меня появилось невероятное количество комплексов. Я стояла нагишом перед зеркалом и громко говорила: "Я красивая.". Потом отходила и... "Красивая ли я? а? Нужная ли?". Мучилась, я всегда мучилась с ней, замкнутой, чужой. не могла понять от чего смысл в жизни она потеряла? Отчего не смогла помирится с папой и настояла на разводе? отчего все серое в глазах и застывшее? В тупом отчаянье кривила на зеркале чёрным маркером: "У МЕНЯ ЖЕЛЕЗНЫЕ НЕРВЫ!". Устала её спасать, от гулянок постоянных, историй невероятных, синяков странных. Я, наверно плохая дочь, даже не так... слово "наверно" здесь лишнее. Могу лишь сказать, что моим единственным оправданием служило отчаянье. Но, когда и оно зашло в тупик, моим идеалом стала Одри Хепберн, сильная, роскошная женщина, к ногам которой склонялись многие, но сердце которой не принадлежало никому из них. Её несчастье казалось мне убийственным и невыносимым. Она напомнила мне "Даму с комелиями" А.Дюмы, но Одри не сломалась. Она гордо дошла до самой своей старости, вложив всю нежность, какую могла, в детей и в собственную работу. Это и стало любовью её жизни, и меня вдохновило подобное самопожертвование и женская сила духа.
В моём понимании, любовь настоящая тогда, когда ты рад лишь за то, что человек счастлив, пусть ты к этому не имеешь ни малейшего отношения. И я всегда была счастлива за маму, когда та улыбалась. И если прочитав все это, Вы смогли представить её тоненькие ручки, зелёные глаза, её выпирающий позвоночник, гулкую натуру, улыбку, слёзы, цвет, может быть Вам даже захотелось её увидеть, а главное, если вам удалось ощутить любовь мою, которая её наполняет, значит у меня получилось. получилось донести до Вас то, что мне бы хотелось, чтобы Вы обо мне узнали.
Я не видела её около полугода, но как только решится моё поступление, я смогу съездить и навестить её на пару недель. Поговорить с ней, обнять, услышать запах её волос, сказать ей, что люблю её, несмотря ни на что. Но самое главное, я хочу чтобы она мною гордилась. И может быть если у меня получится воплотить в жизнь свою мечту, её жизнь обретёт краски, хотя бы за счет того, что я на верном пути. И может тогда она улыбнётся, искренне улыбнётся, мне.
Анна, моя маленькая, потерянная, Аннушка.

01:48 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
перечитала 6-12 страницы дневника.
я просто идиотка, смеялась долго.
походу я научилась быть расчетливой и более хладнокровной.
принципиальной, что ли.
ну 50% идиотизма и наивности во мне ещё точно осталось.
но не до такой же степени, как в тех записях!

21:43 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я в Питере.
У меня внутри сплошной комок нервов.
По идее мне нужно писать. выписывать. исписываться.
Но я не могу. Никак.
Как только так сразу.
Вернее всё и сразу. но позже.


как в море тонула

главная