Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:18 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я купила билет. Я, наконец, купила этот чёртов билет. Не верится даже.
Я очень устала. Осталось слишком мало дней, мне нужно больше.
Хотя бы недельку, я ничего не успеваю.
Но так хорошо, как сейчас мне давно не было. Когда часы мелькают перед глазами, как минуты.
Когда в воздухе царит что-то безграничное, что-то запредельное.


11:58 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Руки дрожащие, сердце кипящее.
Сама то как? Нормально?
Настоящая.
И перед ним сидит вся вящая
Ненарядная, грустная, резкая, спящая.
Душа пропащая.


Марго Короленко

12:06 

Владимир Маяковский

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Моё восхищение. Он бесподобен. Настоящий мужчина.






Из письма В. Маяковского к Л. Брик

"...Любишь ли ты меня?
Для тебя, должно быть, это странный вопрос - конечно, любишь. Но любишь ли ты меня? Любишь ли ты так, чтоб это мной постоянно чувствовалось.
Нет. Я уже говорил Осе. У тебя не любовь ко мне, у тебя - вообще ко всему любовь. Занимаю в ней место и я (может быть, даже большое), но если я кончаюсь, то я вынимаюсь, как камень из речки, а твоя любовь сплывается над всем остальным. Плохо это? Нет, тебе это хорошо, я бы хотел так любить..."



Письмо Маяковского к Лиле Брик:

"Лилек,
Я вижу, ты решила твердо. Я знаю, что мое приставание к тебе для тебя боль. Но, Лилик, слишком страшно то, что случилось сегодня со мной, чтоб я не ухватился за последнюю соломинку, за письмо.
Так тяжело мне не было никогда - я, должно быть, действительно чересчур вырос. Раньше, прогоняемый тобою, я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что больше ничего и никогда не будет. Жизни без тебя нет. Я это всегда говорил, всегда знал. Теперь я это чувствую, чувствую всем своим существом. Все, все, о чем я думал с удовольствием, сейчас не имеет никакой цены - отвратительно.
Я не грожу, я не вымогаю прощения. Я ничего тебе не могу обещать. Я знаю, нет такого обещания, в которое ты бы поверила. Я знаю, нет такого способа видеть тебя, мириться, который не заставил бы тебя мучиться.
И все-таки я не в состоянии не писать, не просить тебя простить меня за все.
Если ты принимала решение с тяжестью, с борьбой, если ты хочешь попробовать последнее, ты простишь, ты ответишь.
Но если ты даже не ответишь - ты одна моя мысль. Как любил я тебя семь лет назад, так люблю и сию секунду, чтоб ты ни захотела, чтоб ты ни велела, я сделаю сейчас же, сделаю с восторгом. Как ужасно расставаться, если знаешь, что любишь и в расставании сам виноват.
Я сижу в кафе и реву. Надо мной смеются продавщицы Страшно думать, что вся моя жизнь дальше будет такою.
Я пишу только о себе, а не о тебе, мне страшно думать, что ты спокойна и что с каждой секундой ты дальше и дальше от меня и еще несколько их и я забыт совсем.
Если ты почувствуешь от этого письма что-нибудь кроме боли и отвращения, ответь ради Христа, ответь сейчас же, я бегу домой, я буду ждать. Если нет - страшное, страшное горе.
Целую. Твой весь.
Я.
Сейчас 10, если до 11 не ответишь, буду знать, ждать нечего"
.


То, что тебе хоть месяц, хоть день без меня лучше, чем со мной, это удар хороший.

(Из письма В.Маяковского к Л. Брик)



Знаю,
каждый за женщину платит.
Ничего,
если пока
тебя вместо шика парижских платьев
одену в дым табака.



Губы дала.
Как ты груба ими.
Прикоснулся и остыл.
Будто целую покаянными губами
в холодных скалах высеченный монастырь.






00:59 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Так тепло внутри. Так тепло.
Не хочу, чтобы это кончалось! Господи, оставь мне их! оставь мне моих любимых людей рядом.
Валенькая моя любимая, Аленька моя хорошая, Настенька....
Пусть они на меня не обижаются.
Я ведь часто бываю не права.
Но они мои.
Никому не отдам.
Умру за них. Ну честно. Так тепло внутри... Так хорошо с ними.
Моя душа. Моя.
Друг друга запомним альбомами.
Друг друга заполним альбомами.

22:01 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Вот иногда хочется, чтобы некоторые дни не заканчивались никогда.
Чтобы просто быть.
Знаю, что всё заканчивается.
Но ради таких дней стоит жить.
Сегодня я была по-настоящему счастлива.
Даже не так, невозможно счастье "по-настоящему".
Я счастлива

16:21 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
прости, что не люблю
прости и ты

14:06 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
22 января.
4 февраля уезжаю.
2 недели. 14 дней.
жутко страшно. совсем не готова.
не готова попрощаться с морем.
буду писать ему письма.
и чайкам.
сегодня еду... и наверно в последний раз перед уездом.
мысли комом, пару старых треков в плеере на повторе.
смешались чувства.
холодно. горячо. горячо. горячо. горячо... и холодно
как бы не утонуть.


13:25 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Не могла не записать это в дневник. На самом деле сейчас есть много вещей, над которыми мне бы хотелось поразмышлять. Но об этом позже. Пару часов назад я проснулась. Я думаю, почему у меня такой осадок на душе... ну знаете ли, такой гадкий осадок и сердце будто ноет. Я не могу понять почему, потом вспоминаю, что меня вчера Биб вроде выгнал из Стопа, сказал, что у нас не будет индивидуальных и чтоб я вообще не сувалась на встречу выпускников. Душа вроде как успокоилась, найдя причину. Но всё равно что-то не так... И тут, будто стрелой в лоб... Я вспоминаю свой сон. Боже... Боже... мне никогда в жизни не снилось такого... Хотя, честно сказать, мне очень странные сны сняться последние два месяца...
Так вот мне приснилось, что я начала рожать ребёнка... ну будто бы вот всё как сейчас, в реальной жизни, у меня схватил живот и я прям в комнате начала рожать, типо я сама не знала, что беременна... жесть! Тужилась, как и в обычных родах, всё будто взаправду... И родила... мальчика, красивый такой, улыбался... Я жутко перепугалась, слышу только голос прибежавший мамы: "Мальчик, мальчик!..."
Потом я уже забываю про него. Ну сон как-никак, просто забываю, оставляю где-то дома... Иду по своим стандартным делам и гулять. И тут, пока я гуляю, меня и во сне озаряет: "Где ребёнок?". Я спрашиваю у мамы дома и она мне говорит: "Мол, ты же про него забыла" и рассказывает, что с ним произошло (вот это я помню не точно могу соврать), но суть в том, что он с кем-то был в машине и то ли выпал из неё, то ли что... Вообщем, его нет. Мой сын умер. Я его больше не увижу. И я начинаю рыдать, я начинаю плакать, как ненормальная... Бабушка и мама начинают говорить, что может оно и к лучшему, что с ним мне не выдержать было и т.д. Я чувствую себя не то что паршиво, а именно ублюдско... и плачу, и плачу, вспоминаю, как он улыбался... вспоминаю вообще чей это ребёнок... отца его, который естественно ни о чём и не знает и не узнал бы. Это очень жёстко правда, мне казалась, что всё на самом деле. Мне казалось, что я потеряла частичку себя. Я всё плакала и говорила: "как? как я могла забыть. про своего родненького? как могла потерять частичку души своей?".
И мучилась. Мучилась неописуемо. И проснулась с опухшими от слёз глазами.

18:55 

Нахлынуло...

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
На руках умирали птицы.
Вы искали во мне не меня.
Спасибо.
Я могла бы Вам больше не сниться,
Отчуждаемый день ото дня.

Воздух быстро заполнил будни,
Вы просили меня, забыть.
Невозможно.
Но кто-то забудет
Вашу дикую, страстную прыть.

Церковь служит последним спасеньем,
Я молила у Бога за Вас...
Приютите.
"Всему своё время", -
Говорили Вы мне напоказ.

На руках умирали птицы,
Море тайно сводило с ума.
С любопытством
Смотрели на эти страницы,
Я придумала Вас сама.



Марго Короленко

01:28 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
хочу сделать свой дневник цветным.
жизнь - наполненной.
и писать письма ветру.


02:14 

никто не поймёт

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
загляни в мою душу, и ты увидишь море. меня стихи спасают. и бурные натянутые струны собственного позвонка, представляющегося мне гитарой. это слишком бурное воображение. будто. как будто. если бы.
принялась за чтение К.С.Станиславского, 1-го двухтомника "Работа актёра над собой и над ролью в процессе переживания", прочла 3 главы из 16, а цветных закладок уже штук 20. воодушевляет. спасает. буду анализировать. прочитаю, потом с каждой главы пометки выписывать, вникать, осмыслять. этот процесс на самом деле очень затягивает.
любопытство иногда душит. много ничего. я тону в мыслях.
очень хочется научится играть на пианино. корю себя. совсем не занимаюсь гитарой. дура. буду. обещаю, и всё тут. буду.
никогда не поздно.

22:32 

Вечное сияние чистого разума

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
– Вернись мы к старту, у нас всё пошло бы по-другому… — Не забывай меня, попытайся, и мы вернёмся. (Вечное сияние чистого разума)


Бывают в жизни такие моменты, когда понимаешь, что всё, что было до этого, сплошные иллюзорные расплывчатые картины, никому ненужные и никем не признанные. Вчера я столкнулась с этим. Мне бы хотелось забыть, как страшный сон, окунуть голову в песок, в воду, укрыться одеялом, спрятав нос, запечатать себя в клейкой ленте, лишь бы забыть. Меня трясёт до сих пор, нет... меня колотит. Колотун. Бешеная. Нервная, словно спичка, которая никак не может зажечься о спичечный коробок и в конце концов ломается.
Сглотнула. Проглотила всё комом, всю эту паршивую ситуацию, чтобы она стёрлась из памяти. Произошла переоценка. Всего. Что само по себе вызывает страх.
Тонущая в асфальте.
Спасибо, что живая.
Спасибо, что жива.
Спасибо.

22:45 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Вот сижу я в туалете, блюю, как это бы паршиво не звучало. Мне плохо стало от бутылки пива...смешно. да? Причём женского, что-то типо редса... Дело не в этом. И как ни странно в голове проматывается фильм "Карнавал", не знаю почему... я не знаю... и поющая, великолепная Ирина Муравьёва со своей знаменитой "Позвони мне". Этот текст играет в мозгу, в самой корке. В исступлении напеваю себе под нос: "Если я в твоей судьбе ничего уже не значу, я забуду о тебе, я смогу, я не заплачу. Эту боль перетерпя, я дышать не перестану, ВСЁ РАВНО СЧАСТЛИВОЙ СТАНУ, ВСЁ РАВНО СЧАСТЛИВОЙ СТАНУ! даже если без тебя...". Ещё один рвотный порыв, у меня изнывает горло, желудок, голова. тяжесть, песня, слова, звуки, руки... всё мешается... всё перемещается... и вот уже я сижу на ванне и с улыбкой вспоминаю сам фильм. какой же он всё таки потрясающий. Бывает же. Сижу слушаю теперь, ностальгирую. Плохо до сих пор( так живот крутит...
Позвони мне, позвони
Позвони мне, ради бога
Через время протяни
Голос тихий и глубокий
Звёзды тают над Москвой
Может, я забыла гордость
Как хочу я слышать голос
Как хочу я слышать голос
Долгожданный голос твой
Без тебя проходят дни
Что со мною, я не знаю
Умоляю - позвони
Позвони мне - заклинаю
Дотянись издалека
Пусть под этой звёздной бездной
Вдруг раздастся гром небесный
Вдруг раздастся гром небесный
Телефонного звонка
Позвони мне, позвони

Если я в твоей судьбе
Ничего уже не значу
Я забуду о тебе
Я смогу, я не заплачу
Эту боль перетерпя
Я дышать не перестану
Всё равно счастливой стану
Всё равно счастливой стану
Даже если без тебя

00:36 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Ну... вы можете оценить)


09:21 

Куски. Осколки.

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Откровение



Повязла здесь, как в болоте, мерзком, вязком...
Ещё эти люди вокруг, ходящие строго в грязном.
Хотелось. чтоб ты спасал, тянул из проклятого плена,
Чтоб музыка до конца не лопнула прямо в венах.
Продрогла, промёрзла, руки в ожогах морозных,
Теперь я в серой толпе измученных, резких взрослых.
И даже она не споёт в моей застоявшейся клетке,
Сжала её в душе, как жму в кармане монетки.
Застыла, завыла, пульс скочит в исступлении резвом,
Не смог бы всего сказать, будучи ты трезвым.
На вентиле схемы нет, крути уж туда иль обратно.
Я буду её держать, я буду тебя... жадно.


Марго Короленко

23:39 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
как бы хотел я нарисовать мечту.
Солнце и ветер, молнию на лету...
Как бы хотел я нарисовать полёт,
Ветер свободы, что меня вдаль несёт.
Вместо слёз нарисовать цветы,
Вместо разлук - мосты,
Вместо утрат - мечты...
но красок нет, чтоб возвратить рассвет,
Чтобы каждой минуте вслед
Не говорить "Прощай"


Я могу пересчитать всех своих друзей на пальцах правой руки. Видимо, теперь достаточно будет и половины. Тошно осознавать мне, как мы заплываем во лжи, как мы тонем во вранье и километрах. Тошно мне жалеть о чём-то из прошлого. Ведь, если бы мне задали вопрос, хотела бы ты вернуться назад во времени и изменить что-либо, я с уверенностью вернулась бы в тот проклятый день и не ошиблась бы, не поддалась бы. Но, увы, жизнь это не кино. как бы банально это не звучало.
На треснувшей от холода кожи рук несколько пометок. чтоб не забыть. Да разве уж тут забудешь...
Сегодня Рождество. семейный праздник. как я его отпраздновала? Наилучшим образом. Мы с мамой посмотрели "Любовь и Голуби", я лежала у неё на боку, как в детстве, когда была маленькой и мне не было видно телевизора... И ещё я сказала, что её очень сильно люблю, а она нарассказывала несколько историй из моего детство. Знаю, это ненадолго, но в этой жизни всё временно и я ценю "сегодня".
Плачу весь день. По разным поводам, смешной и трогательный фильм, тепло мамы, так редко, едва ощутимое. Очень внутри как-то всё скукожилось, смешное словечко... "скукожилось", видимо, оно сейчас лучше всего передаёт моё. нет...не моё душевное состояние, не мой внутренний мир, а просто... моё.
Настало такое время, когда почти все вокруг либо ненавидят меня либо завистливо или просто злобно смеются в исступлении, не в силах что-либо ещё предпринять против меня. И честно говоря, я не понимаю, почему это происходит, так как. как я уже ранее говорила, я замкнулась в своей скорлупе и живу там уже больше месяца, почти не общаясь с внешним миром. ну по крайней мере не обращая на них всех никакого внимания. Откуда такое пристальное внимание ко мне, непонятно. И противно мне, я словно "под надзором". Хочется отряхнуться от этих глаз, от мерзких фразочек. Фу-фу-фу. Мерзко.
Мне надо собраться с мыслями. Я сейчас не загоняюсь и не придумываю, клянусь.
мне надо собраться с мыслями. Клянусь.

22:39 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Добрый вечер всем. С наступающим всех. с наступившим некоторых.
Родные мои, я живу в Калининграде, этот город самый последний встречает новый год и самый последний по всей России провожает старый, поэтому я жду ещё два с половиной часа. Я подарила мамочке кофточку, бабушке набор со всякими гелями, дедуле набор с классной бритвой, мне было приятно дарить им подарки, которые заставят их улыбнуться.
МЫ накрыли прекрасный стол, мамочка приготовила курицу с кортошкой в духовке, оливье, я сделала цезарь с креветками, бабушка-селёдку под шубой, купили шампанского, дед пьёт водку естественно. Трепетно, тепло. Я уже покушала, чтобы не есть очень поздно и чтоб плохо потом не было. В шкафу стоит литр бакарди блэк, я даже не представляю куда я еду, но куда-то еду точно, с какими-то "левыми" людьми и новыми знакомыми, может это и хорошо... авантюризм у меня в крови.
Я счастлива несмотря ни на что, даже не так... мне есть за что быть счастливой.
Сейчас у меня играет песня Пугачёвой "Метель", невыносимо, нереально... У меня даже сердце замирает. Вспоминаю, как на презентации эту песню пела Ольга Николаевна, а я стояла и плакала. смотрела на ребят, на неё, плакала, плакала, плакала... И сейчас глаза на мокром месте. Ещё и эти фильмы... Ирония судьбы с вечнолюбимыми стихами и песнями под гитару. Сердце щемит.
В этом году я должна добиться всего, чего я хочу. а хочу я пока что только одного... Поступить.
Прекрасные слова, прекрасные, чтобы попрощаться со старым годом, чтобы оставить прошлое в прошлом. Прощайте те, которые больше не часть меня, не часть моей души. Прощайте и простите за всё, сохраните меня в своей памяти. но не более. и спасибо вам за то. что были в моей жизни.
С новым годом Вас, друзья, с новым счастьем.


Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать: куда вам путь
И где пристанище?
Я вижу мачты корабля
И Вы - на палубе...
Вы в дыме поезда... Поля,
Поля в вечерней жалобе.
Вечерние поля в росе,
Над ними - вороны.
Благословляю вас,
Благословляю вас,
Благословляю вас,
На все четыре стороны.
Благословляю вас,
Благословляю вас,
Благословляю вас,
На все четыре стороны.

20:49 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
17 декабря 2011 года.
Вчера вечером я ходила на пляж . Мне было очень страшно. Плотная, мрачная, густая тьма, сжирающая всё, даже изредко появляющиеся фигуры людей. Море, необъятное, могучее, повеливающие, я бы даже сказала, оно смотрело на меня и тянуло в свои ледяные объятия, пена подползала всё ближе к моим ногам, а в затылок дышал ледянящий ветер, навевающий тоску и навывающий отдалённые голоса какой-то пьяной компании, которую начинаешь опасаться, уловив краем уха чей-то жуткий пугающий смех. Тем не менее я давненько не чувствовала такого душевного подъёма, как вчера вечером во время своей прогулки. Я ходила туда и обратно по маленькому кусочку берега, потому что не решалась идти в ту темноту, что была дальше, поэтому и не шла дальше огней, светящих с прибрежной кафешки. Читала свою программу, сначала тихо, боязливо, шмыгая носом и сбиваясь со строк, потом всё уверенее и громче, в конце концов мне уже было всё равно на довольно редко проходящих людей и я отдала всё внимание морю, песку, пляжным камням и балкам, светящемуся горизонту, небу, звёздам… я читала всему тому, что вдохновляло меня в тот момент, что открывало мне глаза ещё шире, что подталкивало меня на чувства и эмоции, будь тот обычный серый известняк или мимолётная белая пена на мокром песке.
И наслаждению не было конца и края, пока я не продрогла, какцуцик и не решила, что назад будет идти ещё страшнее и пора, наконец идти домой.
Спала я крепко. Снился странный сон. Утром сегодня я помнила его хорошо, а сейчас вообще забыла, помогают лишь пару слов в заметке на телефоне (записала, чтоб не забыть). Написано примерно это: «поезд, шпалы, не могу сдвинуть, помочь, 6 человек внутри, 3ое – выжили». Смысл таков, что мне надо было спасти поезд, даже не поезд, а какой-то вагон, я должна была то ли положить какие-то шпалы, то ли изменить их направление, но это даже не важно… важно то, что у меня была абсолютная беспомощность во сне и что бы я ни делала – ничего не помогало. И не помогло. Шестеро человек разбились, но троим из них всё таки удалось выжить, за что я была бескрайне благодарна. Не знаю, к чему такой сон, но он меня почему-то насторожил, настолько ярким и, как это не смешно, правдоподобным он мне показался.
Сейчас вечер уже следующего дня, который я провела с отцом, его женой и сестрой. Наелась жутко, голова болит жутко. Настроения нет абсолютно. Хочется, чтобы и они уехали из квартиры. Заезжала домой, сердце болит неимоверно, я не знаю, что мне делать с мамой. Чувствую себя виноватой, нет она была трезвой, но отношения, что наши, что у них с бабушкой, слишком сильно наколились. Или наоборот замёрзли намертво… Не знаю. Но я чувствую себя виноватой. Именно я, именно себя и именно виноватой. Даже оправданий не могу себе найти, даже не хочу расписывать почему, да как, да что… Меня это чувство много лет не покидает, тем более когда я вот так убежала из города.

20:48 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
16 декабпя 2011 года.
Уже в третий раз пытаюсь начать первое предложение этого поста, всё стираю, и начинаю по новой. Начало – это ведь самое ключевое и важное, именно с введения можно понять, что на душе у человека, и как он обращается к читателям или к одинокому листу бумаги. Я даже первое элементарное вступление написать не могу, хотя нет…. Почему элементарное? Наверно, это всё таки самое сложное, что может быть. Ведь все мы знаем, что чтобы броситься «в омут с головой» необходимо сделать первый шаг, а дальше ноги сами понесут тебя в неистовый бег . Но сколько сил надо приложить, чтобы всё таки сделать его, этот первый шаг? Сколько храбрости набраться? Вот и я так же, не могу всё решиться, это и подтверждается такими мелочами, как «первое предложение», «безобидная смс-ка», «нежелание выходить из квартиры» и, наконец, «потерей интереса к только что начатой книге». Оставлять всё наполовину незаконченным не самое приятное, но вероятно это вызванно моими внутренними позывами. Меня многое не устраивает, я бегу от себя самой, знаю, что невозможно, но продолжаю бежать, спотыкаясь и выравнивая дыхание.
Вот прямо сейчас я лежу на безумно удобной, огромной двухместной кровати в квартире, которая по-прежнему находится в моём полном распоряжении. Из окон пробивается яркий свет, такое ощуение, что до сих пор лето, какая зима? О чём вы вообще? И у меня не возникает ни единого желание разбавлять это одиночество кем-то, хотя претенденты имеются… Нет, ну вот вчера у меня ночевала одна новая подруга, мы неплохо провели время, повеселились, но наутро я уже думала: «поскорее бы она ушла, чтобы я смогла заняться своими делами без вторжения в моё личное пространство субъектов, наделённых разумом». И когда она ушла, мне действительно стало комфортнее и свободнее. Не подумайте сейчас, что я замкнулась, это не так и тому есть подтверждения, как фактические, так и живые, ходящие на двух ногах… Просто, не считая того, что лень всё таки успела одолеть меня на процентов сорок, я трачу время на самопознание.
А в итоге, начинаю понимать, что никакое это не самопознание. Я трачу его впустую, чтобы тупо побыть в одиночестве, посмотреть телевизор, почитать, изредко поиграть на гитаре, попить, поесть, выпить, позаниматься спором (опять таки несколько подходов на дому), снова поваляться, подумать. О чём подумать? Ни танцами, ни гитарой (в нормальном качестве, и как я бы хотела) я не занимаюсь. У меня и вправду изменился взгляд на некоторые вещи, может в чём-то я стала лучше, мудрее что ли… Может я лучше начала понимать, что требуется от меня для программы, для вторичного поступления… но страх оказаться «в проигрыше» оцепляет. Мне слишком страшно бывает за то. Что я ничего не делаю, я абсолютно не прикладываю никаких усилий и никак не могу взять себя в руки, на всё бывает тысяча и одно оправдание. Жутко. Страшно. Мерзко от собственной трусости. Тут уже наступает момент, когда перестаёшь жалеть себя за собственную беспомощность, и начинаешь ненавидеть и презирать за неё же. От этого всё тяжелее избавляться. Во что это может перерости не знаю. У меня внутри, в груди, под рёбрами, в лёгких царит бесконечный хаос и неимоверная злость на себя саму.

20:48 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
14 декабря 2011 года.
Уже вечер. Весь день пролетел на одном дыхании и вот я вернулась назад в свою (поправочка, не совсем свою, но временно в моём распоряжении) квартиру. Наконец, можно выдохнуть.
Даже не знаю, почему она и он меня так сильно раздражают. Настолько бесят, что я даже нормально разговаривать не могу с ними обоими, хотя… может и могу… Вот знаете, во всяких сопливых группах, вроде «трахни нормальность» пишут про то, что в жизни каждого встречается такой человек… и как бы так сказать помягче – «человек-пластырь». Твою мать, она и есть этот самый человек для меня. И самый абсурд в том, что не я этого хочу, мне не нужно заклеивать и зализывать раны, я давным-давно научилась с этим справляться сама, но в одну лишь секунду я поняла, насколько ей это необходимо, от этого вывода меня чуть не стошнило, правда, почему я не понимала этого раньше? …
Что касается него, тут всё понятно, как белый лист, как то, что 2Х2=4, что солнце меняет луну, а луна солнце и так далее, продолжать можно до бесконечности. Он мне просто НАСТОЕБЕНИЛ! Извините, другого слова найти не могу. И ничего не произошло такого прям «сверхестественного», я опять таки поняла, насколько меня всё это вымораживает, насколько выводит из себя и «ааааааа…..ууууууу…..ррррррр», к сожалению в интернете, а уж тем более в напечатанном тексте невозможно передать тех звуков, которые исторгаются из меня сейчас от злости и бешенства, даже большие буквы и смайлы врят ли помогут… Одно я могу сказать точно, главная моя цель – равнодушие, ибо бешенство в своём роде тоже является сильным чувством и грудой непогашенных эмоций, чего мне бы не хотелось, ибо опять так повторюсь: «НАСТОЁБЛО».
Честно говоря, я вот сижу сейчас полулёжа на роскошном красном диване в роскошной квартире с любимым ноутбуком на коленях, одна… пишу что-то и чувствую себя прямо Керри Бредшоу из всем знакомого сериала, название даже говорить не приходиться. Правда, за окном у меня не Нью-Йорк, а Зеленоградск, к сожалению… а может быть и к счастью. “А Mallboro” я просто не выношу, поэтому на тумбочке завалялась пачка “Parlament”…
Так вот эта очень известная героиня, этот праобраз яркой личности, неунывающей и невероятно стойкой девушки, всегда задавалась разными вопросами в своих статьях из серии в серию, иногда пытаясь ответить на них, но в основном, оставляя риторическими. Что вполне объяснимо… Некоторые вещи невозможно подвергнуть досканальному анализу и получить желаемый результат… Да и проще говоря, жизнь от этого не стала бы интереснее.
Так вот, не берём ли мы на себя слишком «многое»? Не перебарщиваем ли мы с рассуждениями о том, как нас достали близкие нам людей и не строим ли мы иллюзий насчёт того, кто на самом деле является тем самым «человеком-пластырем»? И возможно в одном случае, вы окажетесь правы, а в другом, сами встанете на место жалкого персонажа…

как в море тонула

главная