Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:18 

Ещё вчера

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Лежит в ванне в цветном сарафане,
Насквозь промокла, в глазах Испания.
Он, с задатками циника, трезвый,
Ответ за ответом строчит резко.
Небрежно одёргивая платье,
На пол выливая водную скатерть,
Прослушав эпитеты и всё прочее,
Вбивает самой себе пощечину.
"Мочи нет!","Конченный!"
"Дай слово вставить, сволочь!"
Возьмёт его огромные ручища молча.
Вцепившись, так и рухнет в полночь
На дно монеткой.



Марго Короленко

22:09 

к Любви.

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Здравствуй, Любовь моя ненаглядная.
Здравствуй, родная моя.
Я сегодня немного пьяная, впрочем, как и всегда.
Ты скучаешь, знаю, дико скучаешь.
Знаю, все твои уловки, все твои ломки.
Держись, милая, я в тебя верю, люблю тебя.
Беру за всё на себя вину, иначе не потяну.
Беру на себя эту вину.
И ты меня прости за всё, дорогая.
Прости за всё меня, я плохая.
Дурная я.
А ты не то что правильная, просто такая,
Тоже непонятная, тоже странная,
Но мне одной правдивая, нежная, святая почти.
Люби меня, как любишь.
Люби меня,
Прости.


Марго Короленко

15:35 

Лёгкой

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
"Сегодня сидим, вот сердце в железе,
День ещё выгонишь, может быть изругав..."


Непризнанная мною, я, непризнанная тобою, пишу пару строк этих, чтобы дышать.
Не знаю, что ты, кто ты, как ты, никогда и не пыталась особо узнать.
Живучие пульсирующие вены, дробь, косточки, запястья.
Чтобы просто были.
Лёгкая, пишу тебе пару слов этих ни для чего, ни для кого,
И боязно немного мне, признаюсь, даже эти крошки печатать, но невозможно отступиться.
Сплюнь мокроту, у меня теперь тоже глотка не продыхает.
И спой мне.

21:30 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Предчувствие меня никогда не обманывало. Вот и сейчас сердце ждёт перемен. За последние дни столько переменилось. Я какая-то раздражительная стала, пока что спихиваю это на свою нерешительность. Дело в том, что я, возможно, на месяц уеду из Москвы. Почему? Я нашла много причин и объяснений этому. И уеду я не домой. Об этом чуть позже.
Что-то очень терпкое, что-то пикантное.
Люди смотрят на меня с непониманием, грозящим неприятной отдачей, кто-то любит ни за что, тянуться чего-то, спрашивают совета, несмотря на то, что я самая маленькая. Непонятно мне. Что я вижу такого, что они не видят?
Хочу апреля, хочу тебя, Апрель. Чтобы пальцы намагничивались, чтобы уголки губ покалывали, моя главная слабость и именно эта особенность организма подсказывает мне, что то... Даже с ним в своё время губы за эти годы раза два покалывали, а тут... каждый раз почти. Отчего... оттого ли, что и вправду всё взаправду или я уже не отдаю себе отчёт?
После письма Валентине хочется написать ещё около пяти писем, но не можется, нельзя, не надо, руки тлеют.
Дала тебе обещание, что больше не буду связываться с пылью без тебя, значит не буду. А честно признаться это трудно. Но обещание сдержу.
То ли мягкотелая я, то ли совсем железная, то ли горячая, то ли холодная. Никак понять не могу. Хочется побыть ведомой, чтобы не я ведущая, а я ведомая. Чтобы мне говорили, что да как, чтобы я слушала, чтобы был у меня мой личный стержень не во мне, а рядом со мной, чтобы стена у меня была защитная, а то свои стены руки латать устали.
Ну а в общем всё очень даже неплохо. Я устаю на работе, но теперь меня греет мысль о том, что, может, я в людей поверю, в кого-то поверю, перестану бояться любить. Любить перестану бояться.

00:14 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Улыбайся. Хуярь смайлы в сообщениях. Смейся.
Улыбайся, широко, по-доброму, искренне.
Счастливо.
По-простому.
Улыбайся.
А я пойду пока посуду помою.

01:56 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Вместо письма


Дым табачный воздух выел
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.


В.В.Маяковский

17:56 

Описание чувств через тело в момент срыва.

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
"Это чересчур" - словила себя на мысли.
Душа кипела: "Выплесни, выплесни!"
Выплеснула.
Кололи руки, ключицы, кисти,
Рёбра плакали в неподвижности.
Гортань взревела в исступлении,
Звонко стукнулся о стенку желудок.
Пульс, сравнимый с сердцебиением
Выдохся будто на пол секунды.
Или прошло уже более суток,
Или мозг, пляшущий в голове гиеной,
Всё трактовал сердцу больную измену.
Неверные лёгкие ожили.
Почки орали в барабанные перепонки тоже:
"мы то же", "мы то же!", "мы то же!".
Линии рта подозрительно стали похожи,
Волосы дыбом встали
На побледневшей коже.
Кишки в пять узлов запутали нервы
Моё "моё" больше не знало меры.


Марго Короленко


21:59 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
но мне уже лучше.
вот честно, я помню, ещё тогда. когда переболела, почувствовала себя свободной и счастливой.
значит и в этот раз так будет.
всё таки я правда сильная и загоняюсь.
смогу и сама справиться.
иначе я не я была бы,
родные мои.
вы ещё на мои глаза счастливые посмотрите, когда я Вам письма счастливые писать буду из своего счастливого будущего.
ещё мне опять приснился мой сыночек. теперь точно уверена, что у меня сын будет. знаю, какие у него глазки будут, как он улыбаться будет,
знаю, что не скоро ещё увижу его вживую, но
когда думаю о нём, душа сама успокаивается. странные мысли да? но у меня никогда-никогда такого не было, чтобы я прямо в точности знала...
а сейчас просто знаю и всё... и спокойнее.
хотя с другой стороны доченька тоже была бы красавицей. Вы только не подумайте. что я беременеть собираюсь! Этого ещё долго-долго не будет абсолютно точно.
Меня просто такие мысли из дерьмовщины достают и радуют... Сама себе помогайка, в общем...



21:22 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Все твердят разобраться в себе, а сами бегут чуть только я не улыбаюсь, чуть только я перестаю дарить тепло своё им.
А мне уже нечего дать. Если пусто. Не успела ещё накопить, бывают же такие моменты, промежуточные.
Люди вообще странные существа. Перестают получать то, что привыкли и им уже кажется, что я не права, что со мной не то что-то, чтобы я в себе разобралась.
А помочь хоть словечком единым не в силах, они же сами обижены, я же с ними не смеюсь как всегда, а лежу как прокажённая и слова выдавить не могу.
Самое смешное, что никто... никто-никто нужного словечка сказать не может, чтобы я плакать перестала.
Чтобы ком, тревога внутри, болезнь душевная, которая уже полтора года такая не была, чтобы она прошла...
Как вспомню, что полтора года назад такая же тревога меня мучила, как изнывала я, как плакала без повода, точнее сама не зная причины, которую узнала намного позже.
Так и сейчас тревожно, так и сейчас апатия. Жуткая. Как маленькая нуждаюсь. Именно нуждаюсь в ком-то. И одного словечка ведь достаточно было бы.
А они злятся, бегут, обижаются на меня. Винят.
Господи, Господи, помоги мне прошу тебя. Вот бы родная успокоила. Но никто ничего не делает, не понимает.
А я не справляюсь снова. Из последних сил выбиваюсь.
Мне очень плохо, Боже.
Мне очень-очень-очень плохо.
чувство же это не просто так возникло снова, столько времени спустя. Я чувствую, я предчувствую плохое что-то.
Ну за что? За что мне снова плохое что-то? Если меня добьют очередной болью, я не смогу уже выдержать. Вот этого я и боюсь наверно.
Дважды не смогу.


07:21 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Зашла в дневник и поняла, что сил писать абсолютно нет, но не написать не смогу, иначе только хуже самой будет всё это носить... Хотелось зайти вконтакт и паре людей отправить длиннющие сообщения со смыслом, отнюдь не привлекательного характера, в плане того, что эти письма врят ли бы их обрадовали, но я держусь пока, даже не знаю почему. Дура потому что, вот почему.
Сегодня, ой нет, вернее вчера ко мне приехала Настя. На выходные. Я только с работы пришла, поэтому опять двое суток не спала, а суббота, воскресенье обещают быть интересными, как минимум.
Работа... ну как вам объяснить? Я её ненавижу. Я уже почти на грани. Нет, я на грани и хожу по ней уже который день и которую смену. Особенно сегодня в ночь пятницы выдался просто охренительный заработок. В общем это меня подавляет.
Что касается моих личных чувств... У меня по ходу это... ну.... как сказать, ещё одна попытка сделать себя счастливой. То есть отдохнуть от всего и всех. По ходу, попытка безуспешная, как всегда.
В данный момент из всего того, что я написала я ни сказала практически ничего, что сейчас действительно чувствую... А я невероятно зла, раздражена и ненавижу, просто, ненавижу.
Я посплю пару часов и всё опять станет как прежде, я опять подавлю в себя эту обиду, которая скапливается слезами на глазах, а гордость вдавливает их обратно в горло и так до бесконечности....
Вы меня поняли, короче.
а я поняла то, что не смогу написать, что чувствую, вот так вот... не смогу. может это будет лишнее или неправильно, если сейчас пойдёт что-нибудь отпишусь в следующем посте. А это как мини-отчёт.

02:39 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Откуда: г. Москва. Краснопресенский район,...
Куда: Калин-ая обл. г. Светлый, ...


Дорогая Валентина,
Я решилась написать Вам это письмо в подобном контексте по ряду очень важных обстоятельств. Вы, наверное, удивлены, почему моё обращение столь официально и пафосно, просто, честно скажу, моё уважение к Вам не сравниться ни с чем. Я восторгаюсь Вами, нет-нет, я восхищена, я прикланяюсь перед Вами и молюсь за Вас.
В последнее время нам с Вами пришлось столкнуть с многими трудностями, Вы поддерживали меня, я не давала Вам пасть в бездну отчаянья. Мы прошли через многое, превратив время лишь в проводник в собственное будущее (надеюсь, Вы понимаете о чём я). Так вот, моя дорогая Валентина, я хочу, чтобы и сейчас, когда между нами пролегает две границы и несчётное количество полей и равнин, когда Вам приходится тяжко, а я скучаю настолько, что сердце порой ноет от тоски, я хочу, чтобы Вы, Валентина, были сильной. Я хочу, чтобы Вы были самой стойкой и непреклонной, чтобы Вы, словно бамбуковая палочка, не сломались под напором и давлением проблем Вас окружающих. И доказали всем, а в первую очередь мне, что моё волнение и любовь к Вам не напрасна, что моё столь странное письмо дошло до вашего сердца, как желает сейчас моя больная душа.

Валентина, я бы хотела признаться, я люблю Вас пылко и нежно, я люблю Вас бережно, как свою мать, и трогательно, как собственную дочь. Моя любовь должна греть Вас и поддерживать даже в те секунды отчаянья, когда мне, как ни совестно, невозможно находится рядом с Вами. Вы, же всё понимаете. я знаю, что моя любовь взаимна, какой бы отчаянной и странной она не была.
Ничего не могу с собой поделать, но Вы попали в мою душу и уже никогда не сможете уйти, не оставив ни следа. Мне бы хотелось, чтобы из Ваших глаз, любимая, не пролилось ни единой слезы.
И если Вы действительно меня любите, Вы сделаете то, о чём я прошу.



С любовью в последний день зимы.
Ваша навечно, Марго.


29 февраля 2012 года.


05:56 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Мы все одинаковые. Понимаешь да? Прости, что нелюбима так, как должна была. Разрушаю даже всю сложившуюся кажемость при встрече. Вечно... Мы споем же ещё и ни раз эту колкую сердцу "Бесконечность". Но что-то не то, как бы не пыталась объяснить я фразами. Ты сама, вероятно, запуталась в наших фазах. Ни срока годности, ни штамповки, ни даты продажи, просто затянувшаяся гордая пауза.
Я кроткая для тебя, короткая что ли. Отрезаю на слове, ты ведь не понимаешь многого. Не можешь понять. Почему? а? Потому что собственность превыше дружбы, тебе моё сердце нужно, моё "моё" нужно. А я не могу отдать. Вот уже пять банок на столе в Зелике стоит, гитара валяется, люблю тебя что ли, что ли. Сердце кается, виноватой чувствую себя перед глазами огромными, печальными. В воздухе на вкус, что ты, что я, обе ощущаем отчаянье. И может бы нам смогло бы помочь покаяние, но честно скажу тебе, от твоих записочек душу выворачивает. Так что смеёшься до слёз, плачешь, и снова плачешь. А потом опять вижу тебя, вроде другая, всё такая же, резкая, с моими глазами, но другая. Чёрт... а я то что? Тоже, наверно. Но почему то во рту ощущается привкус того, что всё таки в тебе что-то не то, хоть и родная, ибо запах волос и платье прекрасное, в цветошку, из секонда за полтошку я бы вырвала с зубами от всех этих цацок, одетых в армани. Вот сейчас пишу в рифму почти каждое слово, не знаю почему. И больно ли тебе читать будет, приятно ли, грустно ли. Грустно, наверно. Слова какие-то я говорю, может неприятно тебе?... Но не могу понять, почему ты, рыжая, забыла как я могу психовать, как ругаюсь извчено и на тебе срываюсь, как могу что-то сказать так от балды... ни чтобы обидеть, а просто суть для меня не в том. Меня за это нельзя ненавидеть.
А ты любишь множко. Слишком множко. Я этой любви боюсь отчасти. А может это всё та же кажемость. Тебе не кажется? мне не кажется.
И с тем зеленоглазым ведь тоже всё жутко запутанно, скручено в узел, прямо как у нас с тобой. Значит, он тоже тебя насквозь чувствует, как и я тебя. Значит не просто так. И жаль будет, если ты будешь последней дурой, а он будет последний дурак и бросят всё так как есть с тобой, как я пыталась бросить, но не смогла, ибо слишком дороги крошки от булки в твоих, да в моих волосьях.
Не понимай меня, ругай меня, не люби даже. Я может быть вовсе не та же, хотя по сути та же, клянусь.
Может тебе было бы вообще легче без моих "я хочу" и не обижалась бы на глупости всякие, когда я молчу тоже не плакала бы.
Но мне это "может быть" никуда не сдалось. Как любила так и буду любить. Просто если отдачи не чувствуешь и пусто, это загоны общие, больные, ты их воспринимаешь в сто раз сильнее, прости просто, и верь, как веришь обычно. Я наверно единственный человек, который тебя так обижает, а ты сама первая пишешь, молишь за меня.
А ты просто та. Нет. не просто. Та.
Я хочу смеятся с тобой а не грустить. Выкарабкивайся. А? Знаю может сейчас посмеёшься даже. Этот угол в который ты себя сама загнала даже я не могу превратить в стену. Тупой угол вообще трудно превратить в стену.
Пора заканчивать, а то много получилось как-то... хотела то всего 2 строчки написать... Устала читать, наверно... Между нами теперь не тысяча двести километров, а так... фигня какая-то. Рисую тебя в своей памяти и радуюсь. Только хорошие моменты. Никаких драм, моря и чаек, только твой смех нескончаемый и как твои глаза смеялись.
Приезжай, освежи мою память. Чтобы как у меня на подокошке, чтобы тепло и добрая. Чтобы по-настоящему. И без отчаянья, прошу тебя.

18:50 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Никто не верит. Никто не верит в меня. Бабушка с утра орала в трубку по слогам: "Хоть ты треснешь, ты в Москву НЕ-ПО-СТУ-ПИШЬ!!!!НИКОГДА". Я просто в недоумении. С одной стороны это очень подстёгивает, но с другой утомляет и опустошает, когда сам в себя то не веришь, а ещё слышишь отовсюду подтверждение собственных страхов.
Помнится год назад писала примерно такие же посты. Что мне страшно и так далее. Сейчас страх удвоился и на то есть свои причины.
А мне на море хочется. Мне стабильности хочется какой-то. Но не получается, не выходит. И то ли во мне причина, то ли... Не знаю, не знаю сама чего хочу, с одной стороны хочу, а с другой стороны слишком это немыслимо, слишком болезненно, лишние слёзы никому не нужны. Сколько я их уже вылила то?
Я добро хочу творить, и пытаюсь и получается вроде. И сама светлее от этого становлюсь. Главное. чтобы люди рядом со мной были счастливы. Тогда и мне хорошо будет. Может по этому ко мне люди тянуться.
Я даже в этом чёртовом дневнике не могу написать все, что чувствую! А закрытые записи эта бессмыслица, если я уже посвятила своих постоянных читателей в свою жизнь.
Обустроилась кстати, устроилась в клуб официанткой, ночью работать неплохо. Но день и ночь переменялись местами почти полностью..
Мне очень хорошо, правда, я знаю, что на верном пути. Но чего-то не хватает. Постоянно под сердцем что-то ноет и сжимается, я уже устала подавлять "это" в себе! Получается, но временно...и опять... вот как сейчас. Я чувствую это физически. Кожей, рёбрами, пальцами, которые пробирает дрожь не медля.

Пусто всё это мне кажется.



02:25 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Руки по швам.
Ее маленький шрам у виска.
Эта ебучая зима.
И мой бесконечный штамп.



00:42 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Не буду врать, приходится тяжко.
Нет, люди, город, всё отлично.
Я про деньги и работу.
Из-за того, что 18 стукнет только через 1,5 месяца большие проблемки с работой.
Но всё строится, всё обустраивается. У ребят всё налаживается, которые со мной живут, и у меня всё наладится.
Главное, первый шаг сделан.

12:33 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Доброе утро, дорогие читатели.
Не знаю, что даже и сказать...
У меня всё так же.
Единственное, я убедилась в который раз, что всё, что говорят люди, неимоверная ложь, и никому никогда кроме себя не стоит верить.
По крайней мере доверять.
Потому я это говорю, что мне не то чтобы неприятно, мне противно убеждаться в своей правоте, когда её опровергали любыми словами, но только не собственной правдой.
И я очень подавлена.
Многое хочется "опустить", на многое хочется "закрыть глаза",
но не опускается.
не отпускается.
не можется.
ибо пообещала себе одну вещь "если" и сдержу своё слово.
как-то так.

19:25 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
В желудке смесь из шоколада, слоёного теста и мести.
Посмотрела в туалете на всё это месиво,
Обтирая руки, сплюнула, думая "как бы не повесится".
И весело
Прошлась по комнате,
Эхом разнося отзвуки какой-то мелодии.
И вроде бы
Пала.
С глазами карими время коротала.
Ломало. Меня ломало.
Жгло горло от всей этой правды.
Не высказать, не вымолить. Мало.
Всё время тебя было мало.
Искала ручку. чтоб вычеркнуть.
Неуспешно.
Опять начинала сначала.
Тщётно.
В надежде молчала.
Рычала в бешенстве
Рвотном.
Вот сейчас курю в кресле.
"спасибо, что верил" - вежливо.
"всё будет потом" - уже без особого интереса.
ибо мерзко.


22:23 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Я же говорила, что когда я по-настоящему счастлива и когда мне очень хорошо, нет даже желания что-то писать и рассказывать в дневнике.
не хочется тратить драгоценное время.
и вдохновение пропадает.
вместо него появляется щекотание в желудке и порыв куда-то бежать, лететь, торопиться...
вчера заселились в прекрасную комнату в отличной квартире почти в центре города. 30 тысяч... не маленькие деньги, но это того стоит.
мне тут дышится. именно дышится.
я чувствую, что освобождаюсь от того груза, что меня беспокоил и от старых чувств освобождаюсь.
я обретаю гармонию. хаотичную гармонию, как бы абсурдно это ни звучало.
чувствую себя свободной.

13:29 

Когда грудную клетку сжимает бездонная пустота, становится больно. Хочется крикнуть:"люблю!", а вырывается лишь слабое:"помоги мне..."(c)
Плюю в асфальт дряблый.
Злость отчасти бывает похабной.
И этот твой взгляд жадный
Довел до истерики.
Хотелось высказать правду,
Но вылилась психоделика.

как в море тонула

главная